четверг, 28 ноября 2013 г.

Неделя двенадцатая. Татьяна Толстая "Кысь"

Знакомство с творчеством Татьяны Толстой у меня произошло уже давно. Сначала был сборник рассказов "Река Оккервиль", затем "День", следом "Ночь". Позже, когда выбирала себе, что бы почитать, как-то подспудно помнила о том, что произведения Толстой , как говорится, легли на душу, но всегда находилось что-то другое, и я снова и снова откладывала прочесть ее книги. Но тут все же решилась. Решилась, на, пожалуй, самое известное произведение писательницы, роман "Кысь", создававшийся на протяжении 14 лет и получивший премию "Триумф" (2001 г.), а также "Студенческий букер десятилетия" (2011г.). 

Итак, "Кысь". Мир после катастрофы (Взрыва). Люди (голубчики), деградировавшие, мутировавшие, живут если не в первобытном, то уж в средневековом обществе - даже огня самостоятельно не добыть. А потому выживают как могут: живут в деревянных избах, едят мышей да червырей, самогон из ржави болотной пьют и беспрекословно подчиняются Указам всяческим, Наибольшим Мурзой, Федором Кузьмичом, изданным. Да и мир (или только город от него оставшийся) Федор-Кузьмичск зовется, "а до того ... звался Иван-Порфирьичск, а еще до того - Сергей Сергеичск, а прежде имя ему было Южные склады, а совсем прежде - Москва".

Правда, есть еще в этом мире  Прежние, после Взрыва уцелевшие, а потому бессмертные (это Последствие у них такое), правда, бессмертие это не бесконечно, свой край имеет, а потому мало их осталось, тех, кто помнит еще о жизни другой да Культуру прошлую сохранить пытается. Но попытки эти пустые, потому как люди вокруг такие, как, например, Бенедикт, который шанс получил  -  книги старопечатные читать, уму-разуму набираться. А толку что?

За каждым словом в этом фантастическом  романе видишь частички прошлого нашего да настоящего: и дефицит продуктов, и бесправные перерожденцы (Прежние, что к жизни новой приспособились), и нехватка культуры,  и отсутствие духовности, и Октябрьский Выходной в ноябре, и жизнь по указке, и сани красные, в которых Санитары сидят да голубчиков забирают, чтобы от Болезни лечить, и, как говорят, вылечивают, правда, потом никто обратно не возвращается... Ох, как это все знакомо...

Отдельно нужно о языке романа сказать. Здесь Татьяна Толстая великолепна - она не боится экспериментировать с языком, и кажется, будто читаешь народный сказ, наполненный просторечной  и разговорной лексикой, раскрашенный авторскими неологизмами (одни только огнецы с червырями да ржавью чего стоят!). И все это приправлено иронией и сатирой, сквозь которые просматриваются жители города Глупова.

И, конечно, интертекстуальность романа, выраженная через прямое цитирование и аллюзии, . В романе узнаются и различные фольклорные жанры (сказки, заговоры, сказания), и тексты русской классической литературы (от Пушкина до Маяковского и Есенина), и даже современная поэзия. В общем, благодатное место для филолога.

А что же Кысь? Ведь пока ни слова о ней. Она много раз в романе упоминается, да только не видел ее никто, потому как, думаю, что это воплощение страхов человеческих, страхов перед тем, что непонятно и неизвестно: «Сидит она на темных ветвях и кричит так дико и жалобно: кы-ысь! кы-ысь! — а видеть ее никто не может. Пойдет человек так вот в лес, а она ему на шею-то сзади: хоп! и хребтину зубами: хрусь! — а когтем главную-то жилочку нащупает и перервёт, и весь разум из человека и выйдет». И кажется, что Недотыкомка из "Мелкого беса" Ф. Сологуба - весьма близкая родственница Кыси. 

пятница, 22 ноября 2013 г.

Неделя одиннадцатая. И вновь Акунин

И вновь Акунин. И вновь Фандорин. И (увы и ах) последняя из еще не охваченных мною книг об удивительном советнике.

"Коронация, или Последний из романов". 
Как-то так случилось, что, читая детективы по мере их выхода в свет, пропустила два: "Особые поручения" (об этой книге я уже писала) и "Коронацию...". И вот теперь, читая последнюю книгу, немного сожалею, что встречи с блистательным Фандориным прекратятся, хотя даже печальный финал "Черного города" оставляет надежду на то, что мы сможем встретиться с полюбившимся нам героем вновь. Кроме того, мы ведь уже это проходили: "Коронация..." начинается со смерти Фандорина, и только в финале романа мы можем вздохнуть с облегчением, узнав, что удача и здесь не оставила знаменитого сыщика.

Быть может, мне мешает мое восхищение творчеством Акунина, но и этот роман оказался для меня на высоте. Расследование, которое ведет Фандорин, связано с похищением Михаила, четырехлетнего сына великого князя Георгия Александровича. Хитроумный похититель готов вернуть ребенка взамен на бриллиант "Граф Орлов", украшающий императорский скипетр. Перед венценосной семьей встает сложный выбор: жизнь Михаила или срыв коронации. Личное против государственного.

Что же особенно впечатлило?

Во-первых, повествование ведется от лица Афанасия Зюкина, дворецкого великого князя Григория Александровича. Это дневниковые записи, читая которые, понимаешь, что Акунин - мастер стилизации. Все в тексте: слог, мысли, отношение к описываемым событиям - не дает ни на секунду усомниться, что автор дневника именно дворецкий, человек, преданный своим господам, с особым благоговением исполняющий свои обязанности и... ненавидящий Фандорина. И чем дальше читаешь, тем больше растет недоумение и раздражение по этому поводу: ведь знаешь, каков Фандорин на самом деле, и не понимаешь, отчего же Афаасий все так неверно истолковывает... В общем, периодически очень хотелось встряхнуть рассказчика и объяснить, где же он не прав :)

Во-вторых, обстоятельность и иногда даже занудность, с которой повествователь рассказывает нам о быте членов императорской семьи. Но именно за счет этого и проникаешься атмосферой, царящей в этом доме. Понимаешь, каковы взаимоотношения в царской семье и с ужасом осознаешь, что "положение обязывает": престиж и честь императорской семьи оказывается выше, чем жизнь маленького ребенка.

В-третьих, историческая эпоха - конец XIX века., коронация Николая II. В пылу погони за неуловимым злодеем не сразу понимаешь, что вслед за героями книги оказываешься на Ходынском поле. И останавливаешься. И ужасаешься.

И, наконец, сам сюжет, динамичность действия не дают возможности отложить книгу. Одна только игра с названием дорогого стоит. "Коронация, или Последний из романов" начинается так: "Он погиб на моих глазах, этот странный и неприятный господин..." И читаешь, думая, что это и впрямь последний роман...

a

четверг, 14 ноября 2013 г.

Неделя десятая. Анна Гавальда

Юбилейная неделя обещала быть удачной, потому что я принялась за книгу Анны Гавальды, чьим творчеством была давно заинтересована. Когда-то прочла роман "Просто вместе" и была покорена (кстати, есть замечательная экранизация с Одри Тату в главной роли) легкостью и изяществом, с которой была рассказана история о любви, одиночестве, дружбе, о том, как нелегко порой бывает "просто вместе".  

Затем был сборник "Мне бы хотелось, чтобы меня кто-нибудь где-нибудь ждал" с разными историями, смешными и печальными, читающимися на одном дыхании, оставляющими впечатление, но почему-то быстро забывающимися. 

Следом был роман "Я ее любил. Я его любила". О любви и расставании, о том, что можно быть не рядом, но близко, о том, что в любовном треугольнике не бывает правых, о том, что, к сожалению, все проходит...

И "35 кило надежды"... История необычного мальчика, идущего навстречу взрослой жизни. Читаешь и оказываешься в мире героя, в мире обид и непонимания, в мире страдания, но по мере чтения взрослеешь и преодолеваешь все невзгоды вместе с героем.

В общем, как вы понимаете, Анна Гавльда оставила в моей душе след. И вот открыла первую страницу новой для меня книги с длинным и непонятным названием "Утешительная партия игры в петанк". Через 100 страниц не выдержала - закрыла. Не смогла продраться сквозь авторский стиль повествования: было ощущение, что завязла в словах, оборотах речи, ощущениях (своих и героя)...  Пришлось отложить на время (не люблю составлять впечатление по недочитанным текстам).

А так как не хотелось вовсе расставаться с автором, обратилась к другому, еще не прочитанному мной, роману "Глоток свободы".

Два брата и две сестры, которых время разбросало в разные стороны. У них есть своя жизнь, свои радости и невзгоды, но самое главное, что они пронесли сквозь года,  - то, что они есть друг у друга, а это дорого стоит. И всегда есть шанс "вырваться на свободу" - сбежать от того мира, где они живут по отдельности друг от друга,  и насладиться другим миром. Это для них "короткая передышка, глоток свободы, нечаянная радость". И так не хочется потерять эти мгновения.

Скоро тридцать лет, как мои братья и сестра украшают мою жизнь. Что было бы со мной без них? И когда жизнь окончательно разведет нас в разные стороны?

Ибо так оно и бывает. Ибо время неизбежно разводит любящих, и ничто не вечно под луной.

Что и говорить, эта книга оказалась вполне в духе Анны Гавальды: легкая и изящная, узнаваемая, немного наивная и слегка ироничная. Жаль, что предыдущий роман не удалось осилить с первого раза: но, может, так и надо - ведь невозможно, чтобы нравилось все. Кроме того, всегда есть второй шанс. 

пятница, 8 ноября 2013 г.

Неделя девятая. Наедине с Фандориным

Девятая неделя была посвящена "Особым поручениям" - так называется сборник Бориса Акунина, в котором мы вновь встречаемся с любимым многими героем -  чиновником по особым поручениям Эрастом Петровичем Фандориным. В сборник входят два произведения. 

Повесть первая. Пиковый валет.

Легкая и в каком-то смысле задорная книга, в центре повествования которой  - противостояние великолепного Фандорина и дерзкого Пикового Валета, мошенника, играющего на человеческой психологии. Здесь, как это ни странно, на первый план выходит именно тщеславный и хитроумный Момус (Пиковый Валет) и его помощница Мимочка. Их изящные аферы в некотором смысле даже восхищают, а сами мошенники оказываются настолько симпатичными, что не вызывают сильных отрицательных эмоций, скорее, наоборот. Кстати говоря, читая, я невольно сравнивала Момуса с не менее симпатичным аферистом, великим комбинатором, Остапом Бендером. В общем, весьма достойный противник для нашего Фандорина. 

Несмотря на легкость повествования, все же удалось найти несколько интересных мыслей: 

Сам решай, в какую игру тебе с жизнью играть, и твоя масть будет главной...

Жизнь у человека такая, каков он сам. Если жестокий человек - она жестокая. Если боязливый - она страшная. Если кислый - она печальная.

Человека, который привык всех обводить вокруг пальца, не так уж трудно провести и самого...

Повесть вторая. Декоратор. 

Совсем другая книга. Если "Пиковый валет" весьма ироничен, то "Декоратор" трагичен, даже мрачен. Здесь Фандорину приходится противостоять одному из самых известных и зловещих преступников конца XIX века, Джеку Потрошителю, который волею фантазии автора оказался в России. 

Вообще говоря, интересная попытка раскрыть тайну, которая так и не была раскрыта в действительности. В этом, наверное, и есть прелесть повести. 

Конечно, Фандорин великолепен как всегда. А посему особое внимание вновь хочется уделить преступнику. Одной из особенности "Декоратора" является то, что в ход повествования включены выдержки из дневника убийцы. Так мы можем понять, что движет этим человеком (да и человеком ли?), каковы его скрытые мотивы, отношение к миру. Читая эти вставки поневоле начинаешь верить, что это дневник настоящего убийцы: такая мастерская стилизация получилась у Акунина.  Так что книга - кладезь для тех, кого интересует психологический портрет маньяка - очень тонкая психология. 

Ну разве не прекрасно?

Человек — это не дело, а Тело. Даже ласкающие взор растения, самые пышные и затейливые из цветов, не идут ни в какое сравнение с великолепным устройством человеческого тела. Цветы примитивны и просты, одинаковы внутри и снаружи: что так поверни лепесток, что этак. Смотреть на цветы скучно. Где их алчным стебелькам, убого-геометричным соцветьям и жалким тычинкам до пурпура упругих мышц, эластика шелковистой кожи, серебристого перламутра желудка, грациозных извивов кишечника и таинственной асимметричности печени!

А еще сцены зверств преступника. Весьма реалистичны. Отвратительно и, как это ни странно звучит, удивительно. Правда, не посоветовала бы читать эту книгу людям с тонкой душевной организацией - тот еще ужас.

И как всегда - неожиданная развязка. Таков Акунин.