пятница, 15 августа 2014 г.

Джон Бойн «Мальчик в полосатой пижаме»

Честно говоря, не помню, откуда взялась книга Джона Бойна «Мальчик в полосатой пижаме» в моем списке чтения, но так уж случилось, что была она прочитана приблизительно сразу же после «Дневника Анны Франк» (мой отзыв), да и тематика схожа. Только история, рассказанная Бойном, — вымысел, а дневник, написанный Анной, настоящий. Но я их не сравниваю.

Читая книгу Джона Бойна, испытывала довольно противоречивые чувства. С одной стороны, перед нами история происходящего в Германии во время Второй мировой войны, увиденная глазами девятилетнего мальчишки по имени Бруно. Мальчишки, которого каким-то чудесным образом оградили от ужасов войны (кажется, что он даже не в курсе, что ведутся военные действия), который не знает, кто такой «Фурор» (он же Фюрер), и не понимает, кто же живет за колючей проволокой в бараках «Аж-Выси» (честно говоря, не сразу догадалась, что это герой так называет Аушвиц, или, что нам привычнее и понятнее, Освенцим). И вот этот мальчишка, будучи сыном коменданта лагеря и не подозревая, что происходит за стенами его дома, знакомится с еврейским мальчиком Шмуэлем, узником лагеря. Они становятся друзьями (если вообще уместно тут это слово), и несколько раз в книге проскальзывает мысль о том, что мальчики находят себя похожими друг на друга. Уж не знаю, как может быть похож сытый и упитанный Бруно на изможденного и загнанного Шмуэля, но из песни слов не выкинешь, и, читая роман, начинаешь понимать, что в финале нас ждет неизбежная трагедия, что, собственно, и происходит. И здесь, пожалуй, даже невзирая на то, что сама ситуация, описанная в книге, абсурдна и вряд ли могла бы произойти в действительности, не можешь оставаться равнодушным и переживаешь за судьбу героев, детей, ставших бессмысленными жертвами нацизма. 

С другой стороны, если говорить о книге, в которой поднимается тема концлагерей, то это не самая лучшая из того, что написано, потому что от произведения такого рода ждешь правдивости, а в романе Бойна этого, увы, не хватает. Слишком много неточностей. Слишком много сомнений возникает в процессе чтения. Например, никак в голове не укладывается то, что Бруно оказался как бы вне времени, не понимая, что происходит вокруг: ведь мальчики, учащиеся в школе и подходящие к 10-летнему возрасту уже вовсю готовились ко вступлению в Гитлерюгенд. Разве мог ребенок высокопоставленного военного Третьего Рейха пройти мимо этого? Или то, что Бруно не знает, кто такие евреи и впервые об этом узнает только тогда, когда им приходится переехать в «Аж-Высь», куда его отца назначили комендантом.

Не очень доверяешь и образу Павла, заключенного из лагеря, который работает на кухне и прислуживает семейству коменданта за столом. По-моему, это нонсенс(смог бы «истинный ариец» допустить подобное?!), хотя, если я ничего не путаю (историки меня могут поправить), такое изредка бывало, если в прислугах оказывалась женщина-узница, но другой национальности.

И сама дружба Бруно и Шмуэля. Они часто встречаются, подолгу просиживают на одном и том же месте по разные стороны забора, и будто перед нами не концлагерь, а просто забор между двумя загородными домами. Нет ни электрического тока вдоль ограды, ни охраны, ни свирепых собак...  Я, например, все время ждала, что вот-вот из-за угла выйдет часовой, и ребятам несдобровать.

При всем этом не могу сказать, что книга мне вовсе не понравилась. Рекомендовала бы я ее к прочтению? Думаю, да. Ее можно прочесть и детям, начиная с 10-летнего возраста (все-таки герои, Бруно и Шмуэль, им будут близки), но только если до этого будет прочитано что-нибудь более стОящее или проведен экскурс в историю.

P.S.: Да, к слову: роман был написан Джоном Бойном, ирландцем по происхождению (кстати, может быть дело именно в этом?), в 2006 году и сразу же был номинирован на несколько литературных премий (правда, ничего не выиграл), а уже в 2008 году Марк Херман снял одноименный фильм.

среда, 13 августа 2014 г.

Николай Воронцов «Дневник кота Помпона» и «Книга о вкусной и шустрой еде кота Помпона»


Недавно в магазине набрела на забавную книгу, полистала ее, впечатлилась веселыми иллюстрациями и смешными фразочками и не удержалась —  решила-таки заказать не только «Дневник кота Помпона», но и «Книгу о вкусной и шустрой еде кота Помпона». Автор — Николай Воронцов (ЖЖ дяди Коли Воронцова), художник-иллюстратор из Санкт-Петербурга.

Те, кто любит Даниила Хармса, Григория Остера или Иана Уайброу (автор историй о Малютке Волке) и приобретал недавно изданные  книги, могли познакомиться и с иллюстрациями Николая Воронцова. А вообще начинал он свое творчество с газеты «Ленинские искры» (помните, в СССР была такая газета для детей и подростков?), а затем был художником в газете «Час пик» (была и такая газета в Петербурге).

Но сейчас не о Николае Воронцове, а о его книгах. Много иллюстраций, мало текста — как раз то, что нужно, чтобы почитать вместе с ребенком и приятно провести время за книжкой. Хотя книги предназначены в большей степени для детей, они хороши и для взрослых: написано с юмором, который оценит вся семья. Кроме того, в книжках есть различные головоломки, лабиринты и веселые задания, которые обязательно понравятся детям.

Кот Помпон — забавное существо, которое так и сыплет запоминающимися фразочками («Сегодня был День физкультурника! В городе прошли спортивные состязания. Я тоже участвовал. В качестве стадиона. По мне бегали мурашки») и весьма непринужденно играет со словами («кружок койки и спанья», «котаклизма», «котябрь»).


(Фото из ЖЖ Н. Воронцова)

Ну разве не прелесть?

В общем, моя Ксенька (ей, правда, пока только три года) уже заценила. Задания, конечно, в большинстве своем ей пока не под силу, но разглядывание картинок и прослушивание в мамином исполнении историй кота Помпона ей пришлись по душе — после первого чтения просила почитать еще перед сном. Так что можно считать, что книги проверку на прочность прошли :)


понедельник, 11 августа 2014 г.

Тамара Черемнова «Трава, пробившая асфальт»

<a href="http://www.wwww4.com/w4404/1874782.jpg">Картинка отсюда</a>
Когда я читала отзывы на повесть Шэрон Дрейпер «Привет, давай поговорим» (мой отзыв), в одном из них увидела отсылку к книге Тамары Черемновой «Трава, пробившая асфальт». Признаюсь, начиная ее читать, понимала, что увижу нечто противоположное тому, о чем писала американская писательница, но не думала, что это будет НАСТОЛЬКО по-другому. 

Казалось бы, героинь связывает общая беда: лишенные возможности самостоятельно передвигаться, они пытаются найти свое место под солнцем и доказать всем, что могут быть частью общества, однако на этом какое-либо сходство заканчивается. И если история Мелоди (героини Шэрон Дрейпер) — в бОльшей степени художественный вымысел, то история Тамары Черемновой — автобиография реального человека, который в одиночку боролся (к счастью, сейчас людей, готовых протянуть руку помощи, больше) со своим недугом, системой, равнодушием и наплевательским отношением окружающих ее людей. 

Повествование ведет свой отсчет с далекого 1962 года, когда Тамару, девочку шести с половиной лет, имеющую диагноз ДЦП, предают родители, отдав ее в детский дом для инвалидов. И с этого времени начинается борьба за жизнь. Нелегко читать страницы, посвященные жизни девочки в Бачатском детском доме. Невозможно представить весь ужас маленького ребенка, до сих пор жившего с родителями в своем доме, оказавшегося в одиночестве на казенной койке детского дома, где на тебя по большому счету всем наплевать, где царят невежество и антисанитария, а ты до сих пор не понимаешь, как так получилось, что ты оказалась вдруг никому не нужна и каждый день истово хочешь вернуться назад. Счастливое детство закончилось в один день, а мама с папой постепенно стали «Черемновым» и «Екатериной Ивановной».

В Бачатском детском доме Тамара провела 12 лет, затем был Прокопьевский психоневрологичский интернат, после — Инской дом инвалидов и наконец Новокузнецкий дом-интернат. Время идет, растет Тамара, меняются места жительства, но вокруг все тот же мрак. И только благодаря упорству, желанию доказать, что и она имеет право на достойную жизнь, ей удается начать свою литературную деятельность и избавиться от ошибочно поставленного диагноза.

... я, как и любой из нас, пришла на эту землю со своей миссией — показать, что и в таком плачевном положении можно жить достойно и преодолеть все. И, наверное, сколько душа выстрадает на этом свете, столько она и получит потом. Душа дается Богом как материал, который человек совершенствует самостоятельно, и иногда на это не хватает одной жизни...

Когда читаешь эту книгу, книгу-исповедь, книгу-откровение, не перестаешь поражаться черствости, жестокости и непрофессионализму тех, кто окружает людей с ограниченными возможностями, тех, от кого зависят их жизни. Но при этом восхищаешься силой духа Тамары (да, были и моменты слабости в ее жизни), восхищаешься ее умением писать такие светлые детские сказки (зайдите на сайт Тамары Черемновой, почитайте), такие замечательные повести и рассказы.  И понимаешь, что все возможно — стоит только захотеть и приложить к этому некоторые усилия. 

Никогда не отчаивайтесь — не бывает безвыходных ситуаций. В любой безвыходной ситуации есть незаметная маленькая дверца, которую просто надо хорошенько поискать. Не ленитесь, попросите Бога помочь вам и начинайте. Начинайте с нуля, и у вас все получится. Стоит лишь начать...

вторник, 5 августа 2014 г.

Лидия Будогоская Повести

С удовольствием прочла три повести Лидии Будогоской, русской писательницы, чье творчество началось в далеком 1929 году и чьи первые писательские опыты по достоинству были оценены Самуилом Яковлевичем Маршаком.

«Повесть о рыжей девочке» — это, собственно, литературный дебют писательницы. И то, что с уверенностью можно назвать классической детской литературой.

Главная героиня — Ева Кюн, девочка с необычным именем и удивительным цветом волос, за который, правда, частенько приходится расплачиваться. Она живет вместе с отцом, суровым (чтобы не сказать, жестоким) человеком: заставил бежать из дома мать Евы, выгнал бабушку, требует от Евы беспрекословного подчинения и жестоко наказывает за каждую оплошность. И если частенько строгость родителей мы можем оправдать желанием защитить своего ребенка (так сказать, каждый любит как умеет), то в этом случае, мне кажется, нельзя говорить об отцовской любви. 

Ева одинока, и с каждым днем ее одиночество усиливается, хотя у нее есть верная подруга Нина (но с ней отец запрещает общаться), спасенная ею бездомная собачка Кривулька да сочувствующая ей горничная. Ах, да, забыла: ведь есть еще история первой любви, которая, увы, тоже складывается не так гладко, как хотелось бы. 

Но не все так печально в этой грустной повести: все же Ева по натуре своей борец, и она решается бежать от отца к бабушке в Петербург.  По пути ее ждут преграды, перед которыми бы спасовал и мальчишка, но Ева с замиранием сердца преодолевает и их. И вот справедливость торжествует, хотя, признаться, финал повести для меня все же оказался несколько неожиданным.

Что еще понравилось в книге? Пожалуй, атмосфера, атмосфера жизни провинциального городка в предреволюционной России. Когда читаешь страницы, посвященные жизни того периода: о женских и мужских гимназиях, о быте семей разного класса — словно сам пропитываешься духом того времени. И что-то есть неуловимо общее с атмосферой, царящей в повести «Динка» Валентины Осеевой. 

Так что если вы поклонник детской классической литературы и повесть Лидии Будогоской прошла мимо вас стороной, обязательно восполните этот пробел. Уверена, пустым это чтение не будет. 

 «Повесть о фонаре». Конечно, не фонарь там действующее лицо (хотя с ним связаны события повести), а мальчишки-школьники. Они, в общем-то, мало отличаются от современных нам школьников: также непоседливы и хулиганисты, также могут терпеть несправедливость от учителей (и хорошо, что в конце приходит новая учительница, и эта самая пресловутая справедливость восторжествует), также могут дружить и иметь свои тайны, но самое главное — они способны, совершив нехороший поступок, мучиться совестью и пытаться исправить ситуацию, быть ответственными за свои поступки...

«Часовой». Честно говоря, не читала аннотации к повести, поэтому думала, что речь пойдет о каком-нибудь подвиге бойца, стоящего на посту. Однако мои предположения оказались верными только частично. В книге рассказывается о событиях, происходящих во время Блокады в Ленинграде. Главная героиня повести — Ольга, медсестра (а вовсе не обычный боец) в военном госпитале, которая стала часовым. Повествование ведется от первого лица, и мы можем увидеть страшные картины того времени. Город в блокаде, вокруг рвутся снаряды, госпитали переполнены ранеными, нехватка продовольствия, люди стараются изо всех сил выживать. И даже в такое нелегкое время есть те, кто умеет наживаться на горе людей, кто готов обворовывать умирающих и раненых ради собственной наживы. И радостно, что были и такие, как Ольга, со всей ответственностью подходящие к своему долгу, не дающие поблажек ни себе, ни другим, честно выполняющие свою работу. 

суббота, 2 августа 2014 г.

Дневник Анны Франк

Это книга из тех, что хотелось прочесть довольно давно, но почему-то все откладывалось на потом. И вот, наконец, свершилось. Закрыты последние страницы книги, точнее, дневника, написанного тринадцатилетней девочкой в годы Второй Мировой войны и рассказывающего о ее жизни. Дневника реального человека, которому, увы, не суждено было пережить ужасы нацизма, но который может дать нам возможность хоть на мгновение понять, каково это — в какой-то момент потерять детство, дом, возможность жить как прежде. 

Честно говоря, ожидала немного другого (но от этого чтение не потеряло, если можно так говорить об этом Дневнике, своей привлекательности). Быть может, в силу того, что знаю о том времени, быть может, вдогонку дневникам Тани Савичевой  и Лены Мухиной, быть может, в силу того, какой чаще всего бывает литература о Холокосте. А посему было непривычно осознавать, что читаешь не совсем обычный дневник подростка, переживающего свое взросление, одиночество, ссоры с родителями, первую влюбленность. 

Читая дневник, понимаешь, что все это было, что Анна — настоящая, живая девочка, мечтающая о том, о чем, в общем-то, и должны мечтать девочки ее возраста. А еще понимаешь, что этот дневник — возможность хоть на мгновение увидеть, как выживали люди в этих нечеловеческих обстоятельствах, как они боролись (пусть даже скрываясь) за право существовать на этой земле. И сожалеешь. Сожалеешь о том, что ЭТО было, что, в сущности, до свободы оставалось совсем чуть-чуть (убежище семьи Анны было обнаружено почти в конце войны), что еще меньше оставалось до освобождения, когда Анна, ее сестра и Петер погибли в лагерях. И надеешься, надеешься, что подобное не повторится НИКОГДА. 

пятница, 1 августа 2014 г.

Роберт Кормье «Шоколадная война»

И вновь «Розовый жираф» и серия «Вот это книга!». Четвертая по счету (осталось еще столько же из серии).  На этот раз книга Роберта Кормье «Шоколадная война», написанная аж в 1974 году. 

Книга, которая может вызвать неоднозначную реакцию: очень много жестокости, слишком бросается в глаза мысль о том, что сила и власть могут решить все, очень явно показано, как можно, собрав некое количество людей вместе, возможно ими управлять, как животными. Впрочем, подобное уже было. Помните «Повелителя мух» Уильям Голдинга? При чтении «Шоколадной войны» меня не отпускала мысль о том, что это те же мальчишки, просто еще не было авиакатастрофы, просто они все еще ученики  обычной католической школы.

Итак, место действия — католическая школа «Тринити». В ней есть учителя (монахи) и мальчишки, обучающиеся в ней, а еще есть Стражи, группа ребят, держащая в страхе не только учеников, но даже учителей. Хотя нет, учителя не боятся. Они не вмешиваются. А один из учителей даже в какой-то момент прибегает к услугам Стражей, чтобы достичь своей цели. И это, пожалуй, самое страшное.

Один из главных героев (того, что мы назовем положительным) — новичок Джерри Рено, который поначалу оказывается втянут в очередное задание Стражей (отказ от  продажи конфет, которыми традиционно торговали все ученики школы), а потом, когда задание уже завершено, продолжил стоять на той же позиции, не желая быть как все, отстаивая свои принципы. Правда, я бы сказала, что позиция эта немного неубедительная и нетвердая: с самого начала Джерри не был уверен в себе, не мог объяснить, почему же все-таки сказал «нет» и продолжает говорить, хотя подспудно понимал, что отступить — значит проиграть в чем-то важном.

Другой герой — Арчи, тот, кто придумывает всевозможные задания для учеников. Тонкий психолог и манипулятор, утверждающий, что не признает никакого насилия, но по сути насилующий личности тех, кто слабее. Читая книгу, ты все ждешь, когда же этот подросток оступится, когда же наступит благословенная справедливость, и вот уже финальные эпизоды, и ты чувствуешь, что развязка близка, и видишь... (собственно, что же ждет героя лучше прочесть).

И еще одна примечательная личность, о которой не могу не рассказать, — это один из преподавателей, брат Леон, честолюбивый и не по-монашески жестокий в отношении детей. Учитель (которого, честно говоря, и язык не поворачивается так называть), который ради достижения собственных целей готов поддерживать Стражей. По сути и Арчи, и Леон похожи: им доставляет удовольствие издеваться над людьми, морально или физически — значения не имеет. Зато имеет значение то, что пока среди педагогов будут такие, как брат Леон, среди учеников будут и такие, как Арчи.

И все же несмотря на все это, книгу, несомненно, стоит читать. Ведь она о подростковой жестокости, у которой может не быть границ, если взрослые не только не будут ее замечать, но еще и будут ее поддерживать; она о том, что, с одной стороны, сила и власть могут решать все, но, с другой стороны, и о том, что позиция одного человека вполне может раскачать и других; она о том, что каждый из нас выбирает, какое место он будет занимать под солнцем.

P.S.: оказывается, есть еще и вторая часть книги, но я пока не смогла ее найти в сети, не знаю, издана ли она на русском. А еще в 1988 «Шоколадная война» была экранизирована.