воскресенье, 2 ноября 2014 г.

Джеймс Олдридж «Последний дюйм»

Чтение этого рассказа имеет предысторию. Обрывочно помню кадры из старого фильма, где мужчина, весь израненный и обессилевший, не может вести самолет, а его сын делает, казалось бы, невозможное... Так что сюжет знала приблизительно. А еще песня из фильма, одна из любимых, что до сих пор поет папа, — удивительно пронзительный блюз в исполнении Николая Рыбы.


Но, как это и должно быть, воспоминания мои, конечно, были далеки от того, что я увидела в тексте Олдриджа. 

А увидела я отца, который за десять лет так и не смог узнать своего сына, так и не смог найти к нему подход.Он всегда был груб и насмешлив по отношению к Дени, не обращал на сына внимания, что бы тот ни делал, Бэна все раздражало. И вот судьба дала Бэну шанс наконец-то понять своего ребенка и оценить его так, как заслуживает любой ребенок. Только находясь между жизнью и смертью, мужчина начинает осознавать, насколько дорог ему этот маленький человечек. 

А что же Дэви? Как бы ни казался он своему отцу слабым и беспомощным, не приспособленным к жизни, он все же доказывает обратное, проявив все свои силы и совершив, казалось бы, невозможное. И это заслуживает глубочайшего уважения. 

Никогда не знаешь, на что ты способен, пока не попробуешь.

2 комментария:

  1. Ирина, я заметила, что с отцами так часто случается в отношении сыновей. Они почему-то не могут понять, что сын стал взрослым, что может быть ответственным, что уже не нужно излишне опекать, что детские шутки вызывают только обиду. Да, помню фильм, а вот книги не читала. спасибо за отзыв.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Марина, возможно, вы и правы. Хотя мне кажется, что подобное случается не только во взаимоотношениях «отец — сын».

      Рада, что отзыв заинтересовал. Если найдете время, почитайте рассказ. Мне показалось, что он сильно отличается от фильма (хотя, возможно, дело в моих смутных воспоминаниях).

      Удалить